Наши Центры Технологии Информация Кто мы?

Это интересно


Переломный момент (переломы)
«Вот ни фига себе! – возмущенно размышляла я, тупо пялясь в белый больничный потолок. – Интересно, почему мир так несправедлив ко мне? И за что мне все это?». 

По всему выходило – ни за что. А наоборот – как бы в насмешку. В нашей компании я всегда считалась самой осторожной и предусмотрительной. Но вот почему-то все нештатные ситуации игнорировали раздолбаев и пофигистов, а отражались именно на мне. По полной программе! 

Вот и сейчас – банальная пешая прогулка до дачи обернулась двойным открытым переломом ноги, да еще, как доктор сказал, со смещением! А между тем я посмотрела, как положено, и налево, и направо на предмет идущего транспорта! Ничего угрожающего не было – навстречу двигался только сосед Степаныч, волокущий на плече мешок с удобрением. Но вот какая-то дурацкая кочка на дороге, отчаянный матерок потерявшего равновесие Степаныча – и вместо почетной грамоты «За осторожность и предусмотрительность» – двойной со смещением. За что??? Было больно и обидно. 

Палата мне досталась маленькая, трехместная, и на троих у нас наблюдалось три рабочих ноги и три загипсованных. На дальней койке возлежала мрачная бабка, которая по большей части спала, храпя, как пьяный боцман, а когда просыпалась, сразу начинала жаловаться на своего деда, дочь, сына, зятя, невестку, внуков, соседей и вообще весь белый свет. Мне было даже интересно: нарисуется ли кто-то, о ком она положительно отзовется? Похоже, пока такая личность не возникала... Кровать посередине занимала маленькая и тихая, как мышка, женщина средних лет, которая соорудила себе норку из больничного одеяла, много читала и улыбалась чему-то своему, мышиному. Зато по ночам она часто просыпалась, тихо плакала в подушку и тяжко вздыхала. За что меня бог наградил такими неконтактными соседками – тоже было совершенно непонятно. 

В довершение всей фантастической несправедливости в травматологическом отделении был объявлен карантин, и никаких посетителей к нам не пропускали, только передачи. Вот и лежали мы, переломанные, варились в собственном соку. Три Баьы Яги-Костяные Ноги. 

Очередная ночь в палате обещала быть все такой же томной: храпящая Бабка, всхлипывающая и вздыхающая Мышка и моя собственная бессонница – мой «двойной со смещением» по ночам скулил и ныл от обиды, вспоминая вероломный двойной удар – Степаныча и мешка с суперфосфатом. Вот уже медсестра потушила верхний свет, оставив только дежурный ночник над дверью... Вот уже раздалась первая художественная рулада Бабки... Вот засопела Мышка... И тут в палату неслышно вошел доктор, весь в белом, аж светился. Он осмотрелся и тихонько присел на стул для посетителей. Я увидела, что он совсем молоденький. В очках, лицо умненькое. Похож на Знайку из мультика. Студент, что ли? 

Я ждала. Он молчал. Я не выдержала первой. 

- Эй, доктор! Вы к кому? Мы спим уже, — подала голос я. 

- Не спите, а со мной разговариваете, — тихонько поправил меня он. – Вам же все равно по ночам не спится, ведь так? 

- Так, — согласилась я. – А вы чего к нам пришли на ночь глядя? 

- А я практикант. Ночная сиделка. 

- Сиделка! – фыркнула я. – Тогда уж, скорее, сиделец! Ну и что вы тут собираетесь высиживать? 

- Практика такая, — пожал плечами он. – Сидеть, разговаривать, помощь оказывать, если что. Ну там, водички подать или медсестру вызвать. 

- Ладно, давайте тогда поболтаем, — предложила я. – Только садитесь поближе, чтобы остальных не перебудить. 

- Ага, — обрадовался он и перетащил стул к моей кровати. – Так нормально? 

- Сойдет, — оценила я. – Ну, развлекайте меня. 

- А как? – смешался юноша. 

- Анекдот, что ли, расскажите, — я откровенно веселилась. Все развлечение! 

- Я не знаю анекдотов, — окончательно смутился он. – У нас... в общем, не до анекдотов. 

- Ну? – удивилась я. – А я думала, медики это уважают. 

- Я еще не совсем медик, — как бы извинился он. – Практикант... 

- Тогда понятно. А я хотела с тобой про перелом поговорить... 

- Так давайте! – оживился он. – Про перелом я могу. 

- Да ладно, — махнула рукой я. – Что о нем разговаривать... Это я так, к слову. Меня не перелом интересует. Меня интересует: за что??? Ну почему все это мне??? 

- Действительно, а почему это именно вам? – поддержал меня он. – Зачем вам нужен был этот перелом? 

- О господи, да вы что, молодой человек??? – изумилась я. – Да вовсе он мне не нужен. Случайность! 

- Не бывает случайностей, — возразил практикант. – Сплошные закономерности. И я прошу вас, ну подумайте: зачем вы привлекали в свою жизнь травму? 

- Я не привлекала, — терпеливо объяснила я. – Напротив, я очень педантичный и организованный человек. Я всегда предусматриваю все возможные последствия. И стараюсь застраховаться от любой случайности. 

- То есть вы заранее думаете о всех неприятностях, которые могут случиться? – уточнил он. 

- Да не просто думаю, я скрупулезно просчитываю все варианты, — с легкой гордостью похвасталась я. 

- То есть вы заранее создаете модели мелких катастроф, — кивнул он. – А может, даже и крупных! 

- Что значит «создаю модели»? – опешила я. 

- До того, как вы об этом подумали, оно вообще не существовало, — объяснил он. – Вы сами вызвали ситуацию к жизни, как джинна из бутылки. 

- Э-э-э! – тревожно сказала я. – Вы тут это бросьте! Вы что, пытаетесь мне сказать, что я сама себе ногу сломала? 

- Примерно так, — развел руками он. – Не своими руками, конечно, но своими мыслями. И пока вы будете задавать вопрос «за что?» — ответ будет однозначный: «ни за что». Поставьте же вопрос по-другому – «для чего?». 

- Ну и для чего? – скептически спросила я. 

- Возможно, для того, чтобы перестать думать о плохом и начать о хорошем? – предположил практикант. 

- Да ни о чем плохом я не думаю! – рассердилась я. – Я думаю о возможных последствиях! Чтобы их предусмотреть! 

- Пред-усмотреть, — медленно повторил он. – Вслушайтесь в это слово! Усмотреть еще перед тем, как что-то случится. Чувствуете? 

- Чувствую, — призналась я. – Пожалуй, вы правы. Есть что-то справедливое в ваших словах. Но я не очень понимаю, что из этого следует. 

- А следует из этого очень простое: все, что с вами происходит, не наказание, а предупреждение. Или даже награда! 

- Перелом – награда? – возмутилась я. – Ну уж, этого я совсем не понимаю. 

- А я понимаю, — послышалось с соседней койки. Это Мышка подала голос. Я и не заметила, когда она проснулась. – Извините, я не хотела подслушивать, но вы так были увлечены... И такие вещи говорили... Я вот подумала и поняла, что мой перелом – награда. 

- Правда? – оживленно повернулся к ней практикант. – Может быть, тогда вы поделитесь своими осознаниями? 

- Понимаете, я просто устала. Все на мне! И дом, и дети, и дача, и работаю я учительницей – одних тетрадей каждый день куча. Везу этот воз, не рыпаюсь – никто не заставлял, сама взвалила. Но вот чувствую – еще чуть-чуть, и рассыплюсь на детали. А тут перелом, да еще с карантином – как подарок судьбы! Я просто отдыхаю здесь от всех обязанностей! 

- А чего ж тогда вы по ночам плачете? – растерянно спросила я. 

- Жизнь свою переосмысливаю, — отозвалась Мышка. – Понимаю, что перелом – это мне знак, что все, пора и о себе подумать. Отдых себе дать, часть обязанностей сбросить. 

- Вот, смотрите! Это правильный подход, — обратился ко мне практикант. – Был задан вопрос: «почему это со мной случилось?», и сразу пошли осознания. Если правильно поставить вопрос – ответы не замедлят ждать! 

- Так, нормально, — пытаясь осмыслить информацию, сказала я. – А вот наша Бабка, которая всех и вся клянет с утра до ночи – с ней почему это случилось? 

- Да потому и случилось, что сволочи, гады, дармоеды безрукие! – тут же сонно отозвалась Бабка, как будто только сигнала ждала. – Не берегли, подлецы, не жалели! Ну, я отсюда выйду – я им покажу, где раки зимуют! Они у меня все будут по свистку на цырлах польку танцевать! 

После чего Бабка отвалилась на подушку и тут же захрапела. 

- Без комментариев, — улыбнулся практикант. Мы с Мышкой тоже тихонько прыснули – Бабка была в своем репертуаре. 

- Я поняла, — с удовольствием доложила я. – Она придумала себе перелом для того, чтобы потом своих родных вводить в чувство вины и помыкать ими. Правильно? 

- Похоже, так, — согласился практикант. 

- А вот скажите, — начала я. – Получается, что если с кем-то происходит какая-нибудь несправедливость, он ее сам и хотел? Так, что ли, получается? 

- Совершенно верно, — подтвердил практикант. – Так и обстоят дела на самом деле. Несправедливости вообще не бывает! Вся несправедливость – фикция, проистекающая из вопроса «за что?» Заметьте – сразу хочется пожалеть себя. Так ведь? 

- Ага, очень хочется, — пискнула Мышка. 

- Или обидчиков наказать, — добавила я. 

- Ох, как это все, оказывается, просто! – почесала затылок я. – Стоит задать другой вопрос, например, «зачем?» или «для чего?» – и совсем в другом направлении мысль поворачивается! 

- Вы знаете, я своих учеников продуктивно мыслить учу, а сама вот... — удрученно сказала Мышка. – Но теперь, пожалуй, случился переломный момент. 

- И точно, переломный! – осознала я. – Если бы не перелом, я бы даже не задумалась о том, какие модели мира выстраиваю! 

- Я рад, — улыбнулся практикант. – Если вы не возражаете, я вас оставлю. У меня дежурство заканчивается. А вам еще поспать можно до утреннего обхода. 

- Спасибо, молодой человек, — взглянула на него я. – Было исключительно интересно с вами пообщаться. Только для практиканта-травматолога у вас чересчур обширные знания в области философии. Нет? 

- Да, — смутился он. – Я, собственно, и не травматолог. Скорее, психотерапевт... В общем, спокойной ночи, я пошел. 

И он тихо выскользнул за дверь, словно его и не было. Мы с Мышкой еще немного пошептались, обсуждая юного доктора, вопросы «за что?» и «зачем?» и наши сегодняшние открытия, а потом незаметно уснули. 

Утром, когда санитарка Таисия пришла мыть пол перед обходом, я спросила, что за прелестный практикант дежурил у нас ночью. 

- Какой такой практикант? Отродясь у нас по ночам никаких практикантов не водится, — отвергла мысль Таисия. 

- Но как же? Молодой такой. В очках. Весь в белом, аж светится! Сказал, ночное дежурство у него, – наперебой стали описывать ей ночного сидельца мы с Мышкой. 

- Тю на вас, девчонки! Таблеток, что ли объелись? – засмеялась Таисия. – А может, это к вам Дежурный Ангел прилетал. Слышала, бывает такое. Прилетает, когда у человека кризис в жизни случается. 

- Дежурный Ангел, — повторила Мышка. – А что? Похож. 

- И как раз в переломный момент. То есть в кризис! – поддержала я. 

- Вы мне лучше скажите, как это вы в карантин умудрились мужика в палату протащить? – воинственно спросила проснувшаяся Бабка. – Всю ночь шушукались! И за что мне то наказание? 

- Не «за что?», а «зачем?», – хором сказали мы с Мышкой и засмеялись. Похоже, наш переломный момент уже начал приносить очень позитивные результаты! 

Автор: Эльфика (Ирина Семина) 
Адрес сайта elfikarussian.ru 
Художник Виктория Кирдий, акварель "Добрый доктор".