Наши Центры Технологии Информация Кто мы?

Это интересно



Закон Отражения

Лялькину все обижали. Может, потому что внешность была невнушительная, может, потому что не умела адекватно ответить, а может, просто слишком нежная натура — кто его знает? Но вот ведь какая штука: если где какая агрессия в воздухе витает — обязательно высмотрит Лялькину и тресь ее по голове! Ну, не по-настоящему, а так, морально... Но все равно — больно же!!!

И начальство ее все время в жертвы выбирало, и подруги предавали, и коллеги подставляли, и даже трамвайные хамы безошибочно выделяли ее из толпы и отрывались по полной. Лялькина же обычно губу закусит, обиду проглотит и только подумает: «Ай, чтоб тебя...». Но вслух — ни-ни!

Сама Лялькина искренне считала себя существом безобидным, белым и пушистым, старалась ко всем относиться доброжелательно и злом на зло не отвечать — неприлично это и не к лицу воспитанной даме.

Но ядовитые стрелы агрессии, которые в нее метали, попадали в цель и застревали в ее нежной душе, и вот накопилось их столько, что стала Лялькина болеть. Видимо, концентрация яда превысила все предельно допустимые нормы. Так что к 36 годам нажила себе Лялькина болезнь сердца, гипертонию и даже легкий инсульт перенесла.

И погибла бы Лялькина в самом расцвете своей жизни, если бы не случай.

Ехала она однажды с работы и попала, как обычно, в переплет. Толстая тетка мало того что ей на ногу наступила, колготки сумкой порвала, так еще на нее же и вызверилась:
— Растеклась тут на весь салон, думаешь, одна едешь, что ли??? Совсем обнаглели! Посторонись, пропусти пенсионера союзного значения!

Лялькина, как обычно, вспыхнула и промолчала. Хотя это было очень даже обидно и несправедливо.

— Садись, деточка, тут место есть, — дернула ее за рукав другая бабуся. — Давай, я подвинусь!

Лялькина не стала протестовать, села — это потому что у нее от переживания голова закружилась.

— А зря ты так подумала, деточка, — доверительно шепнула ей бабуся. — Твое к тебе же и вернется, разве не знаешь?
— Что подумала? — не поняла Лялькина.
— «Чтоб ты треснула», — хихикнула старушка. — Оно, конечно, может, и весело, но зачем тебе такое счастье?
— Что вы такое говорите? — пролепетала Лялькина, густо краснея: дело в том, что именно это она и подумала в адрес противной тетки. Но не вслух же? Откуда старушка тогда узнала?
— А я мысли читать умею, — с удовольствием сообщила старушка.
— Мысли? Это вы ясновидящая, да? — в полном смятении забормотала Лялькина.
— Да ну, скажешь тоже! Никакая я не ясновидящая, а просто наблюдательная. Поживешь с мое, опыта наберешься — тоже научишься. Это же просто! Вот сейчас: ты вспомнила, как сегодня про начальницу подумала: «Чтобы тебе морду перекосило». Она у тебя, конечно, форменная жаба — не спорю, но ведь все равно, себе дороже выйдет, если тебе самой лицо перекосит?
— Да почему же мне перекосит? — не выдержала Лялькина. — Я же не себе такого желаю?
— Разницы нет, — уверила ее странная бабуля. — Это ж Закон Отражения, нешто не слышала никогда?
— Не слышала, — призналась Лялькина. — А что за закон такой? Нам в институте этого не преподавали!
— Ох, молодежь, молодежь, — покачала головой бабка. — Образование у вас, может, и высшее, а вот понимания никакого, ей-богу! Самого простого не знаете. И про Зеркало Мира небось не слышала?

— Нет, — еще больше усовестилась Лялькина. — Откуда же мне?
— Ну, так и быть, расскажу! Слушай сюда.
— Да, пожалуйста, — обрадовалась Лялькина.
— Значит, так. Ты существо доброе, безответное, ко всем с добром и открытой душой, но почему-то все, кому не лень, на тебя нападают, только успеваешь агрессию отражать? Верно угадала?
— Ну, не все, — смутилась Лялькина. — Хотя, в принципе, много, кому не лень. Только и успевай отражать, это вы правду говорите.
— Не думала, почему так?
— Ну, думала... Только так и не поняла. Почему с другими такого не происходит? Почему я агрессию притягиваю, как громоотвод молнии?
— Да потому что в тебе этой агрессии полным-полно, под самую завязку, — торжествующе объявила бабуся.
— Во мне? Но я никого... никогда... ни за что... — Лялькина аж задохнулась от такой несправедливости.
— Тихо, тихо! Не надо так бурно реагировать, детка. Вот в тебя злые недруги стрелы черные мечут — как думаешь, попадают они в цель?
— Еще как попадают, — всхлипнула Лялькина. — Все сердце изранено!
— Ай-ай, такая молоденькая, а сердечко, гляжу, уже насквозь больное, — посочувствовала прозорливая бабка. — Так я и говорю: вся агрессия в тебя попадает и в тебе застревает, а выпускать ты ее не знаешь как, все в себе держишь. А все потому, что мечом ты махать не умеешь, а щита у тебя достойного нет. Никаких у тебя доспехов! Нечем тебе агрессию отражать!
— Меча? Щита? Бабушка, да вы о чем? — удивилась Лялькина. — 21 век на дворе! Какие доспехи?
— Невидимые, — гнула свою линию бабуся. — Такие доспехи завсегда у человека иметься должны, они наследные, по роду передаются, из поколение в поколение, да времена теперь такие наступили — растеряли мудрость веков, деткам в наследство теперь все больше завещают квартиры да машины, а о самом главном-то и позабыли!
— Какое наследство? О чем позабыли?
— Как ты думаешь, почему им всем удается тебя обидеть, а им хоть бы хны?
— Потому что я не могу себе позволить опускаться до их уровня! — с достоинством ответила Лялькина. — Я же человек интеллигентный, цивилизованный. А они... дикари какие-то!
— Вот пока ты интеллигентно пыхтишь, дикарь уже в тебя стрелу выпустил! У него-то и щит есть, и меч, и колчан со стрелами — он же агрессивный, да и опыт у него! Потому и попадает в тебя точнехонько, без промаха! А если бы у тебя щит был, тогда что?
— Ну, отскочила бы стрела от щита, — подумав, предположила Лялькина.
— Верно говоришь! Так вот, я тебе сейчас такой щит подарю.
— А удобно? — засомневалась Лялькина. — Может, я его у вас куплю?
— Я не продаю. Я просто так, задаром отдам. Мне не жалко!
— Ну, давайте, спасибо большое, — согласилась Лялькина, раскрывая сумку.
— Да не в сумку клади, а в голову! Говорю же, незримый он!
— А, ну ладно! Я вся внимание.

— Так вот, все очень просто. Сначала надо тебе поведать легенду про Зеркало Мира. А история такая: когда-то, в незапамятные времена, Боги создали волшебное зеркало, чтобы весь мир в нем отражался. И каждый человек, посмотревшись в это зеркало, мог увидеть, что он подобен Богам, и познать все тайны мироздания, все взаимосвязи и механизмы. Боги завещали это зеркало людям, и долгое время оно хранилось на земле и помогало людям быть чище, лучше, добрее, и помнить, что все они — частички Единого Целого.
Не было тогда ни войн, ни раздоров, ни противостояния — разве станут части Целого против друг друга выступать? Нет, как и левая рука против правой не станет бороться. Люди тогда желали друг другу только добра, потому что это сразу на всех отражалось, и на тебе тоже. «здравствуйте», «спасибо», «будьте здоровы», «всего хорошего» — это же еще с тех пор традиция идет...
Но однажды зеркало разбилось. Никто не помнит, почему так произошло. Может, небрежно хранили, может, бес попутал, а может, катастрофа какая приключилась — нам о том неведомо. А только разлетелось Зеркало Мира на миллионы мелки осколков, и каждый из них теперь уже не мог отражать Единого Целого, а отражал только маленькую часть.
И растерялись люди: перестали они целостность ощущать. Стали они мнить о себе разное — то, что одни лучше, а другие хуже, и то, что надо бы у других осколки отобрать — тогда свое зеркало больше получится. Так и додумались до ссор и распрей, до войн за место под солнцем. А потом одни объявили себя наследниками Богов, а других стали считать низшими, недостойными. И стали они желать друг другу зла: «Чтоб тебя приподняло и шлепнуло», «да провались ты», «будь ты проклят»... Но не понимали они, что хоть зеркало и разбилось — а Закон Отражений по-прежнему действует. И гласит он, что если ты другому что-то послал, оно к тебе и вернется, на тебе и отразится.
Хорошо еще, что не буквально такие пожелания сбываются, а то бы человечество себя за неделю извело! Но все одно — содержится в таких словах жгучий яд, и добра от него не жди. Отравленные стрелы летят во все стороны и разят всех, кто под них попадает. Вот такая легенда...

— Ну, замечательно, — в замешательстве проговорила Лялькина. — Но я-то при чем? Почему кто-то эти стрелы ядовитые мечет, а я как мишень?
— А ты не поняла? — удивилась бабуся. — Да проще простого! Ты ж, детка, такие же мечешь, только молча! Думаешь, если воспитанность соблюдаешь, вслух не говоришь, так и все, белая и пушистая? Как бы не так! Ты тоже целостности не ощущаешь, противопоставляешь себя другим. Ты хорошая — они плохие, да? А они то же самое про тебя думают. Вот так и отражаете друг друга. Замкнутый круг!
— И что же мне делать, я никак не пойму? — прохныкала Лялькина. — Вслух, что ли, говорить все, что я о них думаю? Такой же хамкой заделаться? Не хочу я так!
— И не надо. Есть способ!
— Какой? Какой? — заинтересовалась Лялькина.
— Тот самый щит, о котором я тебе битый час толкую. Все просто: тебе гадость какую скажут или сделают, а ты, вместо того, чтобы ядом наливаться, мысленно пожелай себе чего-нибудь хорошего и добавь: «и вам того же». Вот и все!
— Это как? — напрягла мозги Лялькина. — Что-то не пойму я...
— Да очень просто! Вот хочется тебе сказать «чтоб ты провалилась», а ты подумай «чтоб тебе жениха хорошего найти!». Да с сердцем так подумай, энергично! Сама хочешь, небось, жениха-то?
— Это к делу не относится, — смутилась Лялькина, которая действительно числилась в незамужних и жениха ой как хотела. — А вы лучше скажите, раз мы части Единого Целого, почему одни люди хорошие, а другие... не очень? Ну, просто даже злые?
— Потому что каждый в своем осколке видит малую толику Целого. А в Едином Целом — в нем ведь всего понемногу есть. Это как в хлебе. Если дрожжи, вода, соль и мука по отдельности — невкусно, и есть не станешь. А если все смешать да выпечь — вкуснятина, за уши не оттащишь.
— А мой дедушка то же самое про бражку говорил, — заулыбалась Лялькина.
— Ну вот видишь, значит не одна я мудрость тебе передаю, — засмеялась и бабулька. — Ты попробуй, попробуй! Все быстро меняться начнет, вот увидишь!
— Ага, а если я пожелаю хорошего, а человек еще больше обозлится? — вдруг обеспокоилась Лялькина. — Вдруг он ни во что хорошее и вовсе не верит?
— Ну и пусть не верит. Ты же не для него стараешься, а для себя. Говорю тебе — желай хорошего, оно к тебе и вернется, по Закону Отражения. Это самый лучший в мире щит, ты уж мне поверь. А то сидишь, думаешь: «Вот старая, из ума выжила, сказки какие-то рассказывает».
— Я... Я не... — залепетала Лялькина, которая действительно что-то такое подумывала.
— Да ладно, я не обижаюсь, — добродушно махнула рукой бабуся. — Если б я мысли чужие слышала да еще и обижалась, давно бы рассыпалась от горя. Иногда люди такое думают, что хоть святых выноси!
— Трудно, наверное, вам, если вы все мысли слышите?
— Ничего, я привыкшая. Главное — добра желать, вот и вся наука. Так и живу.

Тут бабушке пришло время выходить, а Лялькина на следующей вышла. Шла домой и думала: что это вообще было? И что тут ложь, что правда? А может, бабуська и впрямь вовсе из ума выжила по старости лет? Но тут она спохватилась и выбросила из головы эту мысль: а что если по Закону Отражений к ней вернется, что же ей, из ума теперь выживать? Нет уж, спасибочки!

И, как назло, у подъезда столкнулась с Егоровной, местной скандалисткой, которую все соседи боялись и недолюбливали, а уж связываться с ней и вовсе избегали. Поговаривали даже, что она — энергетический вампир и живет за счет высасывания чужой энергии, и Лялькина с этим была горячо согласна. Ее — так каждый раз высасывала.

— Ага, тебя-то мне и надо! — трубно провозгласила Егоровна. — Это твоя кошка мои цветочки перекопала? Я ее на живодерню сдам! А тебя к ответственности привлеку!

Прежде Лялькина обычно замирала перед Егоровной, как кролик перед удавом, позволяла выжать себя как лимон, а потом бежала домой плакать, но тут она вспомнила науку своей старенькой попутчицы, закон отражений, и...
— Будьте здоровы, Егоровна, — внятно сказала Лялькина, не сбавляя скорости.

Егоровна сначала замерла, а потом уперла руки в боки и возвысила голос:
— Здорова, говоришь? Да ты издеваешься, что ли? С вами тут вообще рехнешься, какое здоровье???

«Чтоб ты облезла, — привычно хотела подумать Лялькина, и тут же, спохватившись, переиграла. — Чтоб ты расцвела и заколосилась!».

Мысль показалась ей такой забавной, что она даже хихикнула. Егоровна продолжала голосить, уже за спиной, а Лялькина спокойно вошла в подъезд и поднялась к себе в квартиру.

— Надо же, не пробила! — в полном изумлении проговорила она, пялясь на себя в зеркало в прихожей. — Слышь, Егоровна! Не пробила ты меня! Действует щит, действует!

На следующий день Лялькина испробовала щит на работе — и там все получилось! Начальнице Лялькина пожелала счастливого отдыха на Багамах, коллеге-змеище — хорошо оплачиваемой работы, вредному клиенту — крупный выигрыш в лотерею. К концу рабочего дня Лялькина пребывала в замечательном расположении духа. Стрелы, истекающие ядом, до нее просто не долетали!!!

А в скором времени ехала посвежевшая и помолодевшая Лялькина в автобусе, и на какой-то остановке вошла та самая бабища с сумкой, которая когда-то нанесла урон лялькинским колготкам (о боже, как давно это было!!!), зато принесла судьбоносную встречу с волшебной бабулькой. Теперь бабища прицепилась к мужчине интеллигентного вида, который попался ей под горячую руку. Мужчина бледнел, краснел и, по всему, с трудом сдерживался, чтобы не вступить в перепалку.

«Чтоб у тебя твой поганый язык отсох, старая ведьма», — Лялькина вдруг поняла, о чем думает мужчина. Э, нет, это было не дело! — «Чтоб у тебя оказался рот, полный рахат-лукума, божий одуванчик», — наспех придумала за него Лялькина и оглянулась.

— Молодой человек, идите сюда! — позвала она. — Тут место есть. А мне нужна ваша помощь. Пожалуйста!
Мужчина глянул на нее с благодарностью, как на спасительницу, и резво двинулся к Лялькиной.
— Садитесь, — пригласила она. — Зацепило?
— Еще как, — признался мужчина. — Как я не люблю таких скандальных ситуаций! Но почему-то все время в них попадаю. Прямо проклятие какое-то!
— Точно. Проклятие! Но я знаю, как его снять, — загадочно сказала Лялькина. — Вы что-нибудь слышали про Зеркало Мира? А про Закон Отражения? Как, и щита у вас до сих пор нет?
Мужчина ничего такого, разумеется, не слышал, но очень заинтересовался. И Лялькиной пришлось пригласить его на чашечку чая, поскольку уже была ее остановка. Они встретились еще раз, и еще...

А что было потом — вы уж и сами догадались. Потому что Лялькина к тому времени нажелала частичкам Единого Целого столько хорошего, что это просто не могло к ней не вернуться. По Закону Отражения!

Автор: Эльфика (Ирина Семина) 
Адрес сайта elfikarussian.ru 
Издательство «Речь», Россия, Санкт-Петербург. 
Художник Виктория Кирдий, акварель.